Категории каталога

ВКУС ЖИЗНИ [2]
"ТО, ДЛЯ ЧЕГО НЕ ЗНАЮ СЛОВА" [4]
Между безразличием к человеку и любовью-ненавистью непостижимо много может быть различных граней, оттенков, нюансов чувствований. Гораздо больше, чем слов для их обозначения. И писательский талант еще и в том, чтобы суметь описать это трудноуловимое, трудновыразимое. Подобные описания чувств и попадают в эту категорию.
ДЕТСКОЕ [1]
литература для детей разных возрастов, не потерявшая своего обаяния и для взрослых
ЯЗЫКОМ АБСУРДА [3]
Привычно наезженная логика восприятия здесь не работает, такие тексты требуют поиска, взгляда ЗА, отхода от подпорок-стереотипов... Это не интеллектуальное чтиво, а, скорее, интуитивно-чувственное.
ИНОЕ [3]
Здесь находятся произведения, не умещающиеся в определенных категориях.

Открыто, стучитесь!

Добро пожаловать, Гость!

Поиск

Статистика



free counters
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Впечатления » МОЙ МИР » ЯЗЫКОМ АБСУРДА

Татьяна Толстая "Кысь"

…а вот интересно: ни у кого не возникало желания экранизировать «Кысь»? Мне легко представляется это произведение в зрительных образах. И особенно если анимацией. И сделанной руками Ивана Максимова :)

Это очень «фотогеничный» роман, т.к. главная философия заложена не в диалогах и размышлениях, а в самом существовании и развитии темы. Я бы ее сформулировала как «а что будет с людьми, если…».

Исходная точка – жизнь после ядерного взрыва. А дальше масса ответвлений.

Итак: что будет с человечеством, если его лишить исторической памяти?

  • лишить привычной мифологии, объясняющей мир и место человека в нем;
  • лишить наработанных тысячелетиями способов взаимодействия и жизни в обществе;
  • лишить многовекового опыта освоения пространства –  открытий и изобретений цивилизации…

Все с нуля – как это?

А что будет, если эти знания все же не пропадут бесследно, а будут кому-то доступны? Кто и как сможет ими воспользоваться?

А культура, искусство? Будет ли в нем потребность? А если научить этих людей читать и сделать доступными куски прежней прозы и поэзии? Как это воспримет их девственное сознание?
 

По большому счету «Кысь»    виртуозный интеллигентский стеб на эти (+…) темы. Без прикрас и лести в адрес человечества.

Сюжет в этом стебе формируют события, происходящие в жизни простого, но с зачатками мыслей и эмоциональных переживаний, молодого человека Бенедикта. Живет себе, книги перебеляет (работа такая), пушкина деревянного выдалбливает (по просьбе пережившего Взрыв Прежнего – интеллигента Никиты Иваныча), по бабам ходит, но потом женится (не по расчету, кстати) и жизнь его резко меняется. П.ч. его тесть оказывается Главным Санитаром (главней только Наибольший Мурза Федор Кузьмич, местный правитель).

Теперь работать не надо, о еде заботиться не надо, прежде таинственно недоступная Оленька всегда под боком… и начинает ему остро не хватать чего-то.

Вот тогда он подсаживается на чтение.  Оно превращается в наркотик: любые тексты проскакивают в него, как в бездонный мешок, и насыщения нет, и необходима новая доза. Хитрый тесть умело играет на его книгомании, внушает определенные мысли, Бенедикт, естественно, ведется, и в конечном результате тесть его руками совершает  государственный переворот.


Он, Бенедикт, конечно, примитивный, как валенок без заплаток, но своей наивностью, искренностью как-то подкупает. И когда в самом конце книги тесть-манипулятор поставил его перед непростым нравственным выбором, я чувствовала внутри сопереживание, я прямо-таки с замиранием  сердца ждала: что же-таки предпочтет герой…

А конец у романа символичный и неоднозначный. Я в нем ни фига не поняла, так что промолчу :)

 

Почему это все называется «Кысь»?  Кысь – главный герой мифологических представлений героев романа. У них нет Бога, нет черта, зато есть Кысь, невидимая и ужасная: «Сидит она на темных ветвях и кричит так дико и жалобно: кы-ысь! кы-ысь! - а видеть ее никто не может. Пойдет человек так вот в лес, а она ему на шею-то сзади: хоп! и хребтину зубами: хрусь! – а когтем главную-то жилочку нащупает и перервет, и весь разум из человека и выйдет».

 

И последнее. Язык романа сильно отличается от языка рассказов Татьяны Толстой. Вместо многослойных метафор и многоступенчатых периодов здесь простые разговорные конструкции и простые разговорные фразы. До такой степени простые, что даже слово «бля» не режет взгляд. Язык романа – это язык не повествователя, а самих героев, язык их сознания. Но, самое интересное, что в него естественным образом вкраплены стихотворные цитаты (Бенедикт   переписывает не только прозу, но и поэзию, и очень забавно интерпретирует для себя поэтические тексты).

Так что для любознательных читателей, помимо прочего, в романе припасена развлекуха под названием «угадай поэта» :)

Подробнее об авторе здесь:  Татьяна Толстая.

Ну и отрывок:

"Вроде бы все как всегда: беседуют, мысли сообщают,  сумнения в природе выражают. А Бенедикту вдруг так-то тошнехонько станет! Будто вот тут вот, в середке, изжога припечет, а вокруг того печева, кольцом, – холод какой. И в спине тоже вроде неудовольствие. И за ушами тягучка. И слюна горчит.

 Другой раз кому пожалуешься, а тебе и скажут:

 – Это тебе кысь в спину смотрит.

 Нет. Вряд ли. Непохоже. Это внутрях чего-то уклоняется, а может, как Никита Иваныч говорит, это ФЕЛОСОФИЯ.

 Смотришь на людей, – на мужиков, на баб, – словно впервые видишь, словно ты другой породы, али только что из лесу вышел, али наоборот в лес вошел. И все тебе в диковинку, в скучную диковинку. Вот, думаешь, баба: ну зачем она, баба? Щеки, живот, глазами мыргает, говорит себе чего-то. Головой вертит, губами шлепает, а внутри у ей что? Темнота мясная, кости скрипучие, кишки колечком, а больше и нет ничего. Смеется, пужается, брови хмурит, – а есть ли у ей и вправду чувства какие? Мысли? А ну как она притворяется бабой, а сама оборотень болотный? Вроде тех, что по кустам гукают, в старой листве шуршат, скрипят ветвями, а себя не покажут? А вот ежели встать, подойти да проверить: пальцы рогулькой расставить да ей в глаза-то тыкнуть? Что будет? Вяк! – и упадет, верно?

 Ну, ясно, крику не оберешься, мужики тебе по шеям накладают, не посмотрят, что ты государственный писец, казенный голубчик, – разворотят тебе мордовасию; а ежели какой малый мурза дознание учинит, – клясться будут и божиться, что это так и было, что синяя харя – это у тебя обычное Последствие, что и у родителев твоих такое же рыло неудобосмотримое на морде висело, и у бабушки.

 Вот и сегодня, к вечеру, в аккурат на самом рабочем месте, невесть с какой причины у Бенедикта внутрях ФЕЛОСОФИЯ засвербила. Мутно-мутно, как тень под водой, стало что-то в сердце поворачиваться, томить и звать, а куды? – и не скажешь. В спине как озноб какой, и на слезу потянуло. И то ли злоба разжигает, то ли летать хочется. Или жениться.

 Колобок из головы нейдет, страшная такая история. Как он все пел, пел... Все катился, катился... На сметане мешен, на окошке стужен... Вот тебе и стужен».



Категория: ЯЗЫКОМ АБСУРДА | Добавил: vibor-knig (08 Июль 09) | Автор: Елена Терновенко
Просмотров: 1866
Всего комментариев: 0