Категории каталога

ВКУС ЖИЗНИ [2]
"ТО, ДЛЯ ЧЕГО НЕ ЗНАЮ СЛОВА" [4]
Между безразличием к человеку и любовью-ненавистью непостижимо много может быть различных граней, оттенков, нюансов чувствований. Гораздо больше, чем слов для их обозначения. И писательский талант еще и в том, чтобы суметь описать это трудноуловимое, трудновыразимое. Подобные описания чувств и попадают в эту категорию.
ДЕТСКОЕ [1]
литература для детей разных возрастов, не потерявшая своего обаяния и для взрослых
ЯЗЫКОМ АБСУРДА [3]
Привычно наезженная логика восприятия здесь не работает, такие тексты требуют поиска, взгляда ЗА, отхода от подпорок-стереотипов... Это не интеллектуальное чтиво, а, скорее, интуитивно-чувственное.
ИНОЕ [3]
Здесь находятся произведения, не умещающиеся в определенных категориях.

Открыто, стучитесь!

Добро пожаловать, Гость!

Поиск

Статистика



free counters
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Впечатления » МОЙ МИР » ИНОЕ

Милан Кундера "Невыносимая легкость бытия"

"Невыносимая легкость бытия" - в первую очередь меня привлекло само название. Во вторую – Чехия.

И вот я беру эту книгу в руки,  с некоторым опасением (что начнется скучно и банально) открываю первую страницу… Там  оглавление. Простые, но затейливо перемешанные названия глав интригуют. И роман неожиданно начинается с ненавязчивого философского отступления. А потом появляется герой, который смотрит из окна на стену противоположного дома и ищет ответ. Чуть позже возникает и героиня, с «Анной Карениной» под мышкой. И я понимаю, что не ошиблась в выборе книги.

И чем дальше, глубже я вчитываюсь, тем сильнее чувствую острую тоску  от невозможности полноценно поделиться тем кайфом, который дает мне это чтение!
 

С одной стороны, «Невыносимая легкость бытия»  – это политический роман, здесь много о «пражской весне» и ее последствиях, о сущности коммунизма, о нравственном выборе несогласных с режимом, о сути вообще любых Великих Походов против чего-то/кого-то. И все это настолько здраво  и объективно описано, что даже мне, неприлично аполитичному человеку, было удивительно интересно следить за мыслью автора. Вот, для примера, о демонстрациях: «Праздник Первого мая черпал вдохновение из глубокого колодца категорического согласия с бытием. Неписаный, невысказанный лозунг демонстрации был не “Да здравствует коммунизм!”, а “Да здравствует жизнь!”. Сила и коварство коммунистической политики коренились в том, что она присвоила этот лозунг себе. Именно эта идиотическая тавтология (“Да здравствует жизнь!”) вовлекала в коммунистическую демонстрацию даже тех, кому тезисы коммунизма были полностью безразличны».

 

С другой стороны, это роман о сложности, непостижимой затейливости отношений между двумя людьми.  О той подводной части айсберга, которую не видно не то что со стороны, но подчас даже и партнеру! Кстати, там есть отдельная глава про то, как сильно разнятся для героев такие понятия, как «музыка», «красота», «свет и тьма», «сила», «жить в правде». А они общаются без учета этой разницы, что приводит к разрыву…

 

С третьей стороны, это, конечно, роман философский, с множеством непринужденно раскиданных по тексту размышлений на различнейшие темы. От опасности метафор в отношениях, типологии и философии бабников до проблемы говна в теологии и переосмысления образа животных в контексте идеальной любви.

Вот кусочек про случайности: «не становится ли событие тем значительнее и исключительнее, чем большее число случайностей приводит к нему?

 Лишь случайность может предстать перед нами как послание. Все, что происходит по необходимости, что ожидаемо, что повторяется всякий день, то немо. Лишь случайность о чем-то говорит нам. Мы стремимся прочесть ее, как читают цыганки по узорам, начертанным кофейной гущей на дне чашки».

 

И наконец это роман о любви. Которая родилась из 6 случайностей, которая выдержала многочисленные измены, которая заставила героев  расстаться и вновь соединиться, которая принесла много страданий и, наконец, которую герои успели полноценно осознать незадолго до смерти  (в один день, кстати).

Подробнее о писателе читать здесь: Милан Кундера

И последний отрывочек:

«Он осматривал больного и вместо него видел Терезу. Мысленно он наставлял себя: не думай о ней! не думай о ней! Он говорил себе: именно потому, что я болен сочувствием, хорошо, что она уехала и что я больше не увижу ее. Я должен освободиться не от нее, а от своего сочувствия, от этой болезни, которая была мне неведома, пока Тереза не заразила меня ее вирусом!

 В субботу и воскресенье он испытывал сладкую легкость бытия, что приближалась к нему из глубин будущего. Но уже в понедельник навалилась на него тяжесть, какой он не знал прежде.

 Все тонны стали русских танков не шли с ней в сравнение. Нет ничего более тяжкого, чем сочувствие. Даже собственная боль не столь тяжела, как боль сочувствия к кому-то, боль за кого-то, ради кого-то, боль, многажды помноженная фантазией, продолженная сотней отголосков.

 Он убеждал себя не поддаваться сочувствию, и сочувствие слушалось его, склонив голову, словно ощущало себя виноватым. Сочувствие знало, что злоупотребляет своими правами, но все-таки упорствовало исподтишка, и потому на пятый день после ее отъезда Томаш сообщил директору клиники (тому самому, который ежедневно звонил ему в оккупированную Прагу), что немедля должен вернуться на родину».

 

Перевод с чешского Н.Шульгиной.



Категория: ИНОЕ | Добавил: vibor-knig (07 Апреля 09) | Автор: Елена Терновенко
Просмотров: 1193
Всего комментариев: 0